Болезнь Паркинсона: возможности пролонгированного лечения

Для преодоления возникающих при лечении болезни Паркинсона проблем в середине 1970-х годов был предложен новый класс противопаркинсонических средств — так называемые агонисты дофаминовых рецепторов. Агонисты — это вещества, которые способны напрямую стимулировать собственные рецепторы в мозге и в других органах, способствуя компенсации нарушенных функций в случае недостатка тех или иных эндогенных биологически активных веществ. Агонисты дофаминовых рецепторов действуют на центральную нервную систему аналогично дофамину, «обманывая» таким образом мозг и заставляя его работать даже в отсутствие собственного дофамина.

Первые агонисты дофаминовых рецепторов (бромокриптин, лизурид, перголид) представляли собой производные спорыньи — особого грибка, паразитирующего на злаках. В этом и заключается опасность, поскольку еще со средних веков человечеству хорошо известны признаки отравления спорыньей, заражавшей зерна ржи, — так называемый «антониев огонь»: язвы на коже, тошнота, рвота, судороги, психические расстройства и т.п. Интересно, что название «антониев огонь» произошло от имени cвятого Антония — покровителя жертв отравления спорыньей (в монастырях ордена святого Антония занимались лечением и выхаживанием таких пациентов). Высокая частота побочных эффектов при применении дофаминовых агонистов первого поколения существенно ограничивала возможность их использования в клинике.

Около 20 лет назад в распоряжении неврологов появились препараты второго поколения — агонисты дофаминовых рецепторов, не имеющие структурного сходства со спорыньей, которые характеризуются значительно более благоприятным профилем безопасности и переносимости. Ведущим препаратом этого ряда, широко применяемым сегодня во всем мире, является прамипексол («Мирапекс»). Многочисленными исследованиями показано, что «Мирапекс» весьма эффективно подавляет основные проявления болезни Паркинсона (тремор, мышечную ригидность, замедление движений) в ранней стадии заболевания, когда он на протяжении ряда лет может приниматься в качестве монотерапии. В развернутой стадии болезни «Мирапекс», применяемый в комбинации с другими противопаркинсоническими средствами, также сохраняет важное место в общей схеме лечения, поскольку он способен предотвращать побочные эффекты леводопы, контролировать основные проявления паркинсонизма и снижать дозу других лекарственных препаратов. Важно подчеркнуть также наличие у «Мирапекса» противодепрессивного эффекта и его способность замедлять прогрессирование нейродегенеративного процесса при болезни Паркинсона. Последнее свойство было установлено при использовании позитронно-эмиссионной томографии — сложного радиоизотопного метода исследования, показывающего накопление аналогов дофамина в головном мозге. Благоприятное действие «Мирапекса» на течение болезни свидетельствует о том, что данный препарат является нейропротектором, то есть защищает мозг от разнообразных патологических влияний (таких как окислительный стресс и др.).

Читайте также